Официальные пресс-релизы

Главная > Информация > Архив > Официальные пресс-релизы > «Мы ориентируемся на глобальных и национальных лидеров отраслей»

«Мы ориентируемся на глобальных и национальных лидеров отраслей»

18.11.2013

Интервью губернатора В. Ю. Голубева журналу «Коммерсант-Власть»

журнал "Коммерсант-Власть", 
№33 от 26 августа 2013 года

Крупные транснациональные корпорации  и отечественные производители  все чаще выбирают Ростовскую область в качестве территории  для  создания новых производств, обеспечивая тем самым беспрецедентный инвестиционный рост в регионе.   О том, что помогает Донскому краю эффективно работать с инвесторами, рассказывает губернатор Ростовской области Василий Голубев.

- Василий Юрьевич, насколько, по Вашим оценкам, усилилась конкуренция за инвестиции между регионами  по сравнению с тем, что было 3-5 лет назад?

- Усилилась весьма и весьма ощутимо. Причем абсолютно такой же ответ, как мне кажется, прозвучал бы и пять лет назад, равно как прозвучит и пятилетку спустя. Усиление конкуренции за инвестиции между регионами, странами – это долгосрочный тренд, одно из следствий глобализации: у отдельно взятого инвестора с каждым днём появляется всё больше альтернатив. Расстояния, культурные, языковые различия уже не являются такими серьезными барьерами, как прежде. Компании стали намного мобильнее, они способны без существенных транзакционных издержек перемещать свои активы в Китай, Вьетнам, Нигерию, США, Восточную Европу, Ростовскую область, наконец. Идут туда, где лучше, выгоднее, где комфортнее инвестиционный климат, ниже издержки…

- Что, по Вашему мнению, сегодня в наибольшей степени влияет на остроту конкурентной борьбы  и что определяет победу в ней?

- На мой взгляд, один из мощных факторов обострения конкурентной борьбы за инвестиции и инвесторов между российскими регионами - повсеместное внедрение регионального инвестиционного стандарта Агентства стратегических инициатив (АСИ). Этот процесс в стране идет очень активно: субъекты активно перенимают лучшие российские и мировые практики. Фактически за короткий период времени все регионы дружно выходят на некий унифицированный и при этом довольно высокий уровень работы с инвесторами. То есть проходит буквально несколько месяцев, и слабых конкурентов у тебя уже нет. И это хорошо, поскольку такой подход в конечном итоге повышает конкурентоспособность страны в целом.

Сегодня стандарт АСИ уже большей частью эффективно исполняется в Ростовской области, до конца года мы внедрим его полностью. Кстати, некоторые вещи  мы на Дону реализовали раньше, чем появился инвестиционный стандарт АСИ. Например, мы одними из первых в России создали специализированную организацию по привлечению инвестиций и работе с инвесторами – Агентство инвестиционного развития Ростовской области.

В качестве показателя эффективности мы изначально выбрали для АИР самый жесткий критерий: не количество проведенных переговоров,  мероприятий, презентаций, а объем инвестиций по стартовавшим при участии агентства проектам. Сегодня совокупный объем таких проектов уже вплотную приблизился к $5 млрд. В прошлом году АИР перевыполнило своё очередное контрактное задание более чем на 30%.

К слову, многие регионы, причем не только российские, а, например, и соседней Украины, педантично копируют наш опыт создания АИР.  Правда, за исключением  одной детали – жестких критериев оценки эффективности. Именно они являются ключевым стимулом для максимально результативной работы. Как итог: инструменты у всех регионов  вроде бы схожие, а успешность – разная. И когда вы спрашиваете, что предопределяет победу в конкурентной борьбе за инвесторов, я, среди прочего, назвал бы принципиально важный момент – минимум действий, которые совершаются «для галочки», и максимальная нацеленность на результат.

Другая важная вещь – не инспекторский, а партнерский подход к инвесторам. Главный вопрос, которым мы занимаемся, - чем помочь конкретному инвестору, чтобы его проект как можно скорее и с минимальными издержками реализовался в Ростовской области.  Приглашая на Дон инвесторов со всего мира, мы стараемся их глазами смотреть на возможности по локализации проектов в Ростовской области.

- Когда несколько лет назад Вы возглавили Ростовскую область, какими были ваши первые решения в сфере работы с инвесторами?

- Первый закон, который я подписал в Ростовской области, называется «О государственно-частном партнёрстве» (ГЧП). Он касается софинансирования бюджетом инфраструктурных расходов инвесторов, реализующих проекты стоимостью от 300 млн рублей.  Инфраструктурные ограничения - одна из ключевых  проблем развития бизнеса в России. Сегодня заводы и фабрики строятся в основном в пригородах, в чистом поле (так называемые «гринфилды»), и это мировая тенденция. Освоение «гринфилдов» требует от инвесторов больших вложений в инфраструктуру, что очевидно тормозит инвестиционную активность.

Мы первыми в стране на уровне областного закона прописали опцию 50-процентного софинансирования затрат на подключение к электрическим, газовым сетям. Причем, прежде чем получить софинансирование, инвестор должен сам вложить средства, то есть его проект проходит некую точку невозврата. В итоге мы получаем очень эффективный, легко масштабируемый инструмент поддержки самой ценной для нас инвестиционной активности – появление предприятий с нуля. А это абсолютная прибавка к валовому региональному продукту: благодаря нашей субсидии на инфраструктуру, появляется новый объект налогообложения вместе с дополнительными доходами для бюджета. И чем больше инвесторов пользуются этой опцией, тем шире возможности бюджета на её финансирование. Фактически масштабы такой поддержки мы можем наращивать если не до бесконечности, то многократно.

Еще одно важное решение: мы предметно и последовательно начали развивать инфраструктуру донских индустриальных парков и получили потрясающий с точки зрения эффективности расходов результат. Сейчас у нас семь индустриальных парков, удовлетворяющих самым разным запросам инвесторов. При этом в ключевых парках присутствуют крупные иностранные инвесторы, которые являются своеобразным индикатором качества нашего предложения.

К примеру, в Красносулинском парке таких инвесторов уже четверо, причем все они -  глобальные лидеры каждый в своей сфере: американский Guardin - №3 на мировом рынке стекла, французский Imerys - №1 на глобальном рынке промышленных минералов, американские Praxair и Air Products входят в «большую четверку» крупнейших мировых производителей промышленных газов. В ближайшее время сюда планируют прийти ещё пара-тройка мировых индустриальных брендов. По крайней мере, переговоры об этом мы ведём.

- Индустриальные парки –  популярный сегодня инвестиционный инструмент в различных регионах. Однако многие из заявленных индустриальных парков в России существуют только на бумаге. Что на Ваш взгляд, необходимо для того, чтобы такой проект заработал в полную силу? 

- Во-первых, мы изначально стремились выбрать расположение для индустриальных парков таким образом, чтобы минимизировать вложения в инфраструктуру и подвести её в сжатые сроки.

Во-вторых, мы синхронизировали создание индустриальных парков с инвестиционными программами естественных монополий. Им также выгодно получить промышленных потребителей, сконцентрированных в одном месте, чтобы не растягивать свою инфраструктуру и строить, например, не три подстанции, а одну, не100 километровлиний электропередач, а всего2 кми так далее. В итоге на газовые, электрические сети тратился не бюджет, а монополии.

В-третьих, мы использовали парки как повод актуализировать существующие планы по развитию инфраструктуры для населенных пунктов и городов – дороги, водоснабжение, водоотведение.

В-четвертых, мы развивали парки без посредников, без управляющих компаний, максимально простыми и легитимными способами. Инвесторам нравится, что они напрямую присоединяются к сетям  ресурсоснабжающих организаций («МРСК Юга», структур «Газпрома»), а не к сетям, находящимся на балансе какой-нибудь управляющей компании. Бизнес любит ругать монополии, но с точки зрения эксплуатационной надежности и дешевизны они лучше посредников, которые, имея километр электрических сетей или газовой трубы, всё равно в конечном итоге присоединяются к монополии.

В результате, создав по этой модели донские индустриальные парки, мы получили один из лучших продуктов в России с точки зрения соотношения цены и качества. У нас стоимость присоединения к электрическим, газовым сетям, сетям водоснабжения, водоотведения в 2-5 раз ниже, чем в аналогичных парках в других регионах РФ. Так, в Гуковском индустриальном парке инвесторы могут присоединить 1 Мвт электрической мощности не дороже 2 млн рублей, в Красносулинском парке - не дороже 5 млн рублей при средних по России ставках 10-15 млн рублей. Причем эта инфраструктура уже создана или подводится в настоящий момент.

Как итог: те, кто готов сегодня строить новые заводы и фабрики в донских индустриальных парках, сейчас уже не жалуются на дороговизну инфраструктуры, наоборот, отмечают привлекательность её цены относительно других российских регионов. Причем, запас мощностей и земельных ресурсов в этих парках позволит нам локализовать там больше сотни новых предприятий.

 Но мы идем дальше: сейчас уже принят областной закон об индустриальных парках, который  существенно облегчит резидентам парков реализацию их проектов. В частности, областную госэкспертизу такие проекты будут проходить не дольше 30 дней. Упростятся для резидентов и процедуры получения других форм поддержки, которые предоставляет инвесторам Ростовская область (налоговые льготы, софинансирование платы за подключение к инженерным сетям по областному закону о ГЧП и т.д.). В настоящее время мы думаем, как сделать доступ резидентов парков к этим формам поддержки автоматическим, с минимумом бумаг и процедур.

- Исходя из Вашего опыта общения с инвесторами, какие факторы в сегодняшних условиях становятся  решающими  при выборе региона?

- Мне кажется, в первую очередь инвесторы обращают внимание на  репутацию, а также на опыт уже реализованных в регионе крупных инвестпроектов. Это, по сути,  интегральные показатели эффективности региональной инвестиционной политики.  Ростовская область, например, крайне обязательна в исполнении своих обещаний перед инвесторами. Наверное, мы не чемпионы в России по масштабу и привлекательности  обещаний, но то, что обещаем, – обязательно делаем, с какими бы трудностями это ни было сопряжено. Потому что  потенциальные партнеры обязательно узнают, что на самом деле скрывается за декларациями о поддержке инвесторов и улучшении инвестклимата. В этом контексте, локализованные на территории Ростовской области проекты – самая лучшая рекомендация, которая отражает правду об инвестиционном климате в Ростовской области.

Судя по тому, какой прирост инвестиций демонстрирует сейчас  регион, эта правда для нас - позитивная. Так, в 2012-м Ростовская область установила абсолютный рекорд – объем инвестиций составил 211,9 млрд рублей, рост на 36,79%. В первые шесть месяцев 2013 года мы продолжаем расти темпами выше 30%. И это от высокой базы.

Строго говоря, двузначный показатель роста вполне можно назвать инвестиционным бумом. Однако мы пока осторожны в оценках, хотим убедиться, что это надолго. Точнее, ежедневно предпринимаем шаги, чтобы это оказалось надолго.

- Существуют ли у региональной власти свои требования к потенциальным инвесторам?

- Подчеркну, что нам нужны не просто новые заводы и фабрики, нам необходимо, чтобы это были успешные предприятия. Чтобы нам не пришлось спустя какое-то время после пуска нового завода собирать комиссии по погашению долгов, решать вопросы со  сбытом его продукции и т.д. Мы не отказываемся от такой работы, но прилагаем усилия, чтобы в будущем поменьше с этим сталкиваться.

Прежде всего, мы привлекаем в Ростовскую область глобальных и национальных лидеров отраслей. Это самые сильные рыночные игроки, располагающие передовыми технологиями. Эти компании хорошо себя чувствуют независимо от того, в какой точке экономического цикла находится глобальная или национальная экономика (подъем или спад), на то они, собственно и лидеры. Таким образом, мы  делаем сильнее и устойчивее донскую экономику.

Во-вторых, мы никогда не навязываем инвесторам конкретные площадки для строительства будущего предприятия. Конечно, передо мной, как и перед любым другим губернатором,  стоит задача  равномерного развития территории, и я, естественно, уделяю особое внимание экономически неразвитым муниципалитетам. Например, мне бы очень хотелось, чтобы компании строили заводы в первую очередь в восточных районах Ростовской области, и мы готовы максимально  поддержать инвесторов, идущих туда. Но если с точки зрения конкретной индустрии или конкретного проекта это невыгодно, то ни в коем случае нельзя допустить, чтобы там было построено предприятие, которое в силу неудачного расположения будет уступать своим конкурентам. Наоборот, мы хотим растить в Ростовской области национальных, а может быть и глобальных лидеров. 

К примеру,  «Международная сахарная корпорация» вместе с европейским лидером сахарного рынка французской компанией Sucden для строительства первого на Дону  сахарного завода выбрали  Целинский район, расположенный на юге Ростовской области.  Конечно, нам было бы проще разместить такое предприятие поближе к инфраструктурным мощностям (газу, воде). Однако именно в Целинском районе и соседних территориях лучше всего растёт свекла, которая формирует около 55% себестоимости сахара, поэтому такое месторасположение идеально с точки зрения сырьевой базы. Именно здесь самый большой российский сахарный завод окажется наиболее успешным. Теперь наша задача - помочь ему с  инфраструктурой.

- Как решается в Ростовской области вопрос развития территорий, которые в настоящее время находятся за пределами внимания инвесторов?

- По моему убеждению, бесперспективных территорий не бывает, их минусы в рамках определенных проектов вполне могут обратиться в плюсы. Хотя стартовый набор таких инвесторов, естественно, намного более узкий, чем если бы мы говорили о Ростовской агломерации или окрестностях других крупных городов области – Шахт, Таганрога, Новочеркасска, Новошахтинска, Красного Сулина.

Скажем, в самом экономически неблагополучном восточном районе Ростовской области – Ремонтненском, - в силу климатических, географических, инфраструктурных причин не развита промышленность, растениеводство, но зато обширные пастбища и большой потенциал овцеводства. В последние годы ситуация на глобальных рынках с точки зрения востребованности шерсти, баранины улучшилась, и это открывает новые возможности Ремонтненскому району. Учитывая соседство со Ставропольским краем и Калмыкией, где также сильны традиции овцеводства, именно восток нашей области может стать главным российским трейдером и экспортёром овцеводческой продукции в силу относительной близости к эффективному экспортному «окну» -  азово-донским портам, через которые сегодня идёт до 40% российского агроэкспорта. По крайней мере, такие возможности мы обсуждаем с сингапурской компанией Olam, другими потенциальными инвесторами.

Удаленность Ремонтненского района от крупных городов, дефицит дождей, а также то, что летом там на асфальте можно жарить яичницу, для многих бизнесов является очевидным минусом. Зато для девелопера солнечных электростанций швейцарской Avelar Energy Group – это, наоборот, преимущество. Сейчас вместе с Avelar Energy Group мы обсуждаем возможность локализовать в восточных районах области проекты солнечных электростанций. Тем более что помимо солнца здесь, в силу неразвитости промышленности, есть свободные мощности в сетевом энергетическом хозяйстве, а кроме того – дешевая земля.

Невостребованные для большинства инвесторов территории заинтересовали и немецкую SoWiTec group, с которой мы подписали соглашение о строительстве ветропарка суммарной мощностью 100-200 Мвт и общим объемом инвестиций около 6 млрд рублей. Сейчас компания уже начала работы по ветропарку на территории бывшей игорной зоны «Азов-сити».

- Чем обусловлен интерес иностранных инвесторов к работе в России в целом и в донском регионе в частности?

- Сегодня мы стараемся фокусироваться на тех индустриях, которые не представлены в Ростовской области. Именно они приносят наибольшую добавленную стоимость региональному ВРП, донскому бюджету. Они не вытесняют какого-то существующего в Ростовской области производителя, а обеспечивают абсолютную прибавку донской экономике.

При этом, как я уже отмечал, мы стараемся привлечь в эти индустрии, в первую очередь, глобальных лидеров, а это, как правило, иностранные компании. Они привносят в Ростовскую область не только успешные производства и передовые технологии, но и выступают своеобразным индикатором качества нашей инвестиционной политики, открытости процедур,  низкого уровня коррупции в регионе. Поэтому нам особенно приятно, что американская Valmont Global Irrigation начинает строить свой первый в России завод по выпуску оросительных систем именно в Ростовской области. Для Imerys – донская инвестиция также первая в России. То же самое можно сказать и о британской RockTron, которая намерена построить первое в стране промышленное предприятие по переработке золошлаковых отходов угольных электростанций рядом с Новочеркасской ГРЭС,  и о немецком концерне Evonik, реализующем сейчас свой первый российский проект в нашем Волгодонске.

В прошлом году Ростовская область вошла в число российских регионов, где наиболее сильно вырос объем иностранных инвестиций. Мы действительно одно из лучших в Восточной Европе мест для размещения  производств,  ориентированных не только на российский рынок сбыта, но и на зарубежные. Например, Pepsico, Guardian, Coca-Cola свои донские заводы построили, в том числе в расчете на внушительный объем продаж продукции в Украину, с которой у нас почти600 километровсухопутной границы.  

- Каковы особенности работы с зарубежными партнерами? Насколько отличается их подход к совместной реализации  проектов?

- Мне кажется, когда речь идёт об инвестиционных проектах, иностранные компании на 100% соответствуют пословице, которая, по идее, характеризует классический русский характер – они долго запрягают, но быстро едут.  Предпроектная стадия у  иностранных, транснациональных компаний, которые локализуют свои проекты в нашем регионе, иногда длится несколько лет. Они всё тщательнейшим образом исследуют, перепроверяют, взвешивают. Но зато строят действительно быстро, не сталкиваясь уже ни с какими сюрпризами.

Часто в больших транснациональных компаниях бюрократии ещё больше, чем у российских чиновников. Но такой взвешенный подход на самом деле - признак профессионализма. Когда американская Guardian открывает у нас на Дону свой самый большой в мире стекольный завод $260 млн, она, естественно, готова предварительно потратить несколько миллионов, чтобы убедиться: эта инвестиция окажется по-настоящему эффективной.

Получая шанс локализовать подобные проекты в Ростовской области, мы просто спокойно набираемся терпения и всячески помогаем компании принять выверенное финальное решение. Даже если инвестор отказывается от проекта в силу, например, слияния с другой компанией, мы все равно искренне благодарны за внимание к Ростовской области, которое в любом случае полезно нашему региону.

- Требует ли реализация каких-либо инвестиционных проектов Вашего личного контроля как губернатора области?

- Несколько лет назад мы создали так называемую «сотню губернаторских проектов» – это значимые для региона проекты, которым  необходима особая поддержка и помощь, к примеру, при прохождении бюрократических процедур. На самом деле этих проектов может быть и 50, и 200, «сотня» - название условное. Судя по тому, что многие инвесторы стремятся попасть в «губернаторскую сотню», такая опека оказалась полезной и востребованной.

Кроме того, для меня выяснилась ещё одна, неожиданная польза от «губернаторской сотни». Банки, фондируя тот или иной проект, при оценке рисков стали позитивно смотреть на присутствие проекта в «сотне», справедливо полагая, что риски по такому проекту ниже, а, значит, и условия кредитования окажутся в итоге более лояльными.

- Соответствуют ли темпы роста инвестиций реальному потенциалу области или же Донской край способен, по Вашим оценкам,  на более высокие результаты?

- Мы целевую планку постоянно задираем, хотя на самом деле, всегда трудно расти от рекордов. А Ростовская область, как я уже говорил, в прошлом году установила рекорд по объему инвестиций – 211,9 млрд рублей. Тем не менее, задача на этот год – минимум 225 млрд рублей. Она – сложная, но реалистичная.

Недавно я впервые в истории Ростовской области выступал с инвестиционным посланием. В ходе его обсуждения мы пошутили, что в «донской инвестиционный словарь» с этого года вносим новое слово – триллион, которое, наконец, приходит на смену миллиардам. Пока мы говорим о четверти триллионов рублей инвестиций в год. Но если серьезно, то в обозримом будущем вполне можем замахнуться на триллион.

- При каких условиях приток инвестиций в регион может серьезно возрасти?

- Мы сегодня небезосновательно позиционируем себя как индустриальное сердце юга России, и потенциал по строительству новых заводов и фабрик у нас действительно далеко не исчерпан.  

Кроме того, можно пристальнее взглянуть на постиндустриальную экономику и перспективы её развития на Дону. Ёмкость информационного рынка постоянно растёт.  По моему мнению, в постиндустриальную эпоху за интеллектуальный капитал выгодно бороться так же, как за локализацию производств: один талантливый писатель может оказаться не менее ценным для региональной экономики, чем завод или фабрика.  Джоан Роулинг, автор «Гарри Поттера», заработала на своих литературных героях больше 1 млрд долларов. Представьте, каким мог бы быть подоходный налог с этой суммы, окажись она донским писателем? Тем более что у нас на Дону черпали своё вдохновение такие мировые знаменитости, как Чехов, Шолохов, Пушкин, Солженицын. То есть что-то полезное для писателей в нашем ростовском воздухе, наверное, всё-таки есть.  Возможно, нам пора подумать о «донском Переделкино», которое могло бы стать частью какого-нибудь крупного девелоперского проекта. Например, такого как развитие станицы Старочеркасской, расположенной в20 километрахот Ростова-на-Дону, которая, по нашим планам, в ближайшие годы должна стать главной мировой казачьей достопримечательностью.

А есть ещё индустрия компьютерных игр, где денег уже крутится больше, чем в кино, и это сотни миллиардов долларов. И, кстати,  у нас в Таганроге - отличный профильный вуз, где готовят подходящих для индустрии IT-специалистов.

Как видите, потенциал – гигантский, и его можно обнаружить в самых неожиданных, на первый взгляд, направлениях.

- Многие эксперты в настоящее время говорят о важности создания «благоприятного инвестиционного климата» в регионе. Какой смысл в это понятие вкладываете Вы и какие шаги предпринимаете по его формированию?

- Благоприятный инвестиционный климат - это удобство ведения бизнеса, комфортность и безопасность для инвесторов. При этом понятие благоприятного инвестиционного климата не исчерпывается взаимоотношениями инвестора с государством. Тот же аэропорт – это часть инвестиционного климата, от его уровня часто зависит, придёт тот или иной внешний инвестор в Ростовскую область или нет, поскольку обычно аэропорт -  это первое, что он видит в нашем регионе. В том числе  поэтому мы так настойчиво продвигаем проект нового аэропорта «Южный» в станице Грушевской (пригороде Ростова-на-Дону), который  будет построен в конце 2017 года и сменит существующий. Новый аэропорт сможет принимать воздушные суда любого класса и будет ничем не хуже того, что мы видим во многих европейских столицах.

Если говорить о благоприятном инвестклимате в России,  я бы обратил внимание всего на одну бюрократическую процедуру: перевод земли из категории в категорию. В основном эта процедура касается перевода сельхозземель в категорию земель промышленности или поселений. Процедура востребованная, поскольку часто развитие идёт как раз за счет освоения сельхозземель. Кроме того, государству выгодно переводить сельхозземлю в земли промышленности, поскольку сразу же вырастает налог на землю, независимо от того, продолжают ли там сеять пшеницу или начали возводить корпус завода. Федеральное законодательство предписывает минимальные требования к этой процедуре, но регионы вправе её усложнить.

Понятно, что тот, кто стремится создать благоприятный инвестиционный климат, ничего усложнять не станет. На удивление, в России можно встретить настолько усложненную процедуру перевода, что её нереально завершить даже за 2-3 года. В Ростовской области она сегодня – самая простая и быстрая в России. Это нам позволяет минимум на 3-4 месяца сокращать сроки реализации инвестпроекта, что важно при обостряющейся конкуренции за инвестиции. Кроме того, по приоритетным проектам мы договорились с федеральной службой Росреестра регистрировать объекты недвижимости не в течение 20-30 дней, а за 5 дней.  Вроде бы совершенно простая мера, не требующая никаких затрат, а какой выигрыш по времени!

На самом деле список разнообразных мер, которыми мы стараемся стимулировать инвестиционную активность в области, можно продолжать ещё долго. Но для меня не менее важно то, чего мы не делаем. За последние полтора года мы не приняли ни одного нормативного акта, который бы ухудшал положение инвесторов, вредил инвестиционной привлекательности Ростовской области. Проверьте – если найдёте хоть один такой документ, буду вам очень признателен. Мы немедленно его отменим!

Считаю это очень ценным достижением. Особенно если вспомнить, что в России бизнес, часто обращаясь к власти, просит не столько помогать, сколько – не мешать. Это наш главный принцип: условия для инвесторов в Ростовской области если и меняются, то только в лучшую сторону. 

Инвестиционная
карта
Нужны ли инвестиции в научную деятельность?



НаверхНаверх